На Кинбурнской косе больше недели продолжаются пожары

0
2751

На Кинбурнской косе, которую называют “украинскими Мальдивами”, уже больше недели продолжаются пожары. Это происходит на границе Николаевской и Херсонской областей. Об этом сообщает Суспільне.

“Знаю, что нечем тушить. Технику и топливо забрали оккупанты. Если огонь и дальше перевернется – лесов там больше не увидим”, – рассказал архитектор Александр Овсянкин, помогающий местным жителям с лекарствами и продуктами.

По его словам, дым виден и в четверг, 12 мая. Тушение осложняется тем, что в лесу находится разбитая техника, растяжки и неразорванные мины.

Никогда так не горела Кинбурнская коса. Даже в 2001-м, когда выгорело 1100 гектаров. Огонь валит в обе стороны”, – написал в Facebook глава общественной организации Kinburn Camp Евгений Лютер.

Живущие на косе люди рассказали, что выезд на материк контролируют российские захватчики, которые не тушат пожар в лесу. По словам Артема Скоробогатова, в Очакове и Одессе пытались собрать бензин и канистры для пожарных машин и детали для ремонта.

“Нашу пожарку враг забрал. Катер сейчас никто не выпустит туда. Поэтому вопрос не решается”, – рассказал заместитель городского головы Очаковского городского совета Алексей Васьков.

По словам волонтеров, они будут искать пути, чтобы доставить на косу все необходимое.

Местная жительница Анна Знахаренко рассказала, что с детства мечтала попасть на косу, а ее мечта сбылась уже во взрослом возрасте. Она проводила экскурсии на косе два-три раза в неделю каждое лето.

Она отметила, что пожар является большой трагедией для людей.

“Мы не знаем, сколько леса мы потеряем. Как поведет себя песок. И на возобновление леса потребуется много времени”, – отметила женщина.

Известно, что на Кинбурне есть Валежин лес, где гнездятся лебеди, серые и белые журавли, орланы. Также там есть Покровское орхидное поле, где растут редкие цветы, похожие на орхидеи, и дубы, которым более 100 лет.

“Все это сейчас под угрозой. Геродотов лес – это контраст, когда с песков ты спускаешься к реликтовым деревьям, там маленькие болота папоротника. Там совсем другая флора. Это экологическая катастрофа. Я многих людей оттуда знаю, там три села всего. Есть люди, работающие в лесничестве, и они сейчас, рискуя жизнью, пытаются спасти лес. С ними потеряна связь. Я надеюсь, что с ними все будет хорошо”, – подытожила Знахаренко.